TRACK 07. ВЕТЕРАН

Сидрыч проснулся с жуткого похмелья. Голова раскалывалась, во рту как кошки насрали, сушняк как в Сахаре в засуху.
—Клавка! — позвал он слабым голосом.
Никто не отозвался. Сидрыч шевельнулся и застонал. Движение отозвалось пульсирующими всплесками в голове.
—Клавка, шалава ты подзаборная, где ты есть? — снова крикнул он в пустоту.
Надо подниматься и решать проблемы со здоровьем.
Осторожно приоткрыв глаза, Сидрыч оглядел комнату. Он лежал на диване. На столе валялись остатки закуски, рюмки, стаканы. Под столом стояли и лежали пустые бутылки. Аккуратно, стараясь не делать резких движений, он опустил руку и пошарил ею под диваном. Кажется, есть. Он достал только слегка початую полуторку. От вожделения и ужасного состояния тряслись руки. Ослабшие пальцы не сразу смогли отвинтить крышку.
Слегка приподняв голову, Сидрыч приложил бутылку к губам и сделал внушительный глоток. Во рту стало слегка лучше, но в целом ощущения были отвратительные. Он откинулся на подушку и прикрыл глаза.
Возможно, он немного вздремнул, состояние стало куда лучше. И ощутимо хотелось пива. Сделав три больших глотка, Сидрыч полежал ещё немного. Спать больше не хотелось.
—Клавка! — позвал он. Никто не отозвался. Видать, подалась уже куда-то.
Сидрыч поднялся с дивана и снова приложился к бутылке. В голове ещё гудит, но скоро это должно пройти. Поставив бутылку на пол, он пошёл в туалет. Так вот, где ещё скопилась тяжесть! После туалета жить определённо стало легче и веселее. Теперь ещё душ надо посетить и можно смело жить дальше. Сходив в комнату за ещё одним глотком, Сидрыч направился под душ. Дверь закрывать он не стал, чтобы услышать, если вдруг вернётся Клавка.
После душа Сидрыч стал совсем как новенький. Теперь ещё пожрать что-нибудь…
Прихватив полторушку с пивом, он направился на кухню и… чуть не уронил бутылку. Да, Клавка больше не придёт.
По всей кухне была разбрызгана кровь. Клавка лежала возле опрокинутой табуретки, её халат весь пропитался кровью. Рядом валялись топорик и столовый нож. Да, это всерьёз и надолго. То есть навсегда.
Несколько секунд Сидрыч молча смотрел на Клавку. А голова уже лихорадочно работала, как когда-то в Афгане.
Неужели, это я? Ты, конечно, кто ещё. Что делать? Выносить. Клавку не жалко, стерва ещё та. Как же это меня угораздило… Что-то она про мою войну сказала. Типа, зря всё. А я вон все ордена повытаскивал. Искать её никто не будет. Как пришла, так и ушла. Полгода вместе прожили, ни с кем не общалась, никуда не звонила. А вот мне в тюрьму садиться не резон. Эх, придурок, нажил геморрой… Половик выкинуть придётся. Шторы тоже. Выносить по частям надо. В мусорных пакетах. Мелко нарезать… Обои моющиеся, может и отмоются… Ох, Валька-Валька, клеила ты их и не думала… И зачем ты померла, не было бы сейчас ничего этого… Обои жалко будет, если не отмоются. Да не до лирики здесь…
Сидрыч сделал большой глоток, отставил бутылку и взялся за топорик.
Через час, натянув майку с надписью «Metallica», он взял в руку пакет, вышел из квартиры и нажал на кнопку вызова лифта.

Комментариев: 1

  1. quentin пишет:

    затея хорошая, реализация- дрянь. Язык суконный, неестественный.
    Не верю!!!

    “Полуторкой” называли грузовики. “Полторушки” ? Странный термин. Ты, видимо, далёк от алкогольной темы :-)
    Эта ёмкость называется “полторашка”, а чаще - “титька”. Эх, дилетанстство…


На цитирование более 500 символов подряд из любого места сборника требуется публичное разрешение автора.
©Жорж де Корж, http://cd0.ru/, 2007
Блог